Открытый доступ и открытая наука

0   337   0

March 05, 2018 13:00


На пороге неизбежной революции

Поделиться c друзьями:  


5a9d37a88b8a87360cf5dcce

Наверное, каждый журналист сегодня сможет рассказать историю о том, как Интернет изменил медиа. Средства массовой информации, в бизнес-модели которых подписка сочеталась с рекламой, столкнулись с новыми конкурентами – бесплатными интернет-изданиями, которые оказывались даже более «продвинутыми» с точки зрения технологии и бесконечно более быстрыми не только чем газеты, но и чем телевидение и радиостанции. СМИ в большинстве своём отказались от подписки, фокусируясь на поиске новых бизнес-моделей, которые могли бы обеспечить доход в новых условиях.

Авторы Иван ЗАСУРСКИЙ, заведующий кафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ, советник ректора СПбГУ, президент Ассоциации интернет-издателей; Наталия ТРИЩЕНКО, координатор проектов Ассоциации интернет-издателей, координатор проектов НП «Викимедиа РУ», главный редактор интернет-издания «Научный корреспондент».

Пару десятков лет назад распространение результатов научной деятельности стало в разы дешевле, чем в доцифровую эпоху, однако научное сообщество не сразу осознало, что 30 долларов за знакомство со статьёй — это не слишком адекватные инвестиции в издательский бизнес. Однако если в случае с журналистикой инициатива исходила от самих издателей, то в науке такая ситуация оказалась невозможной из-за специфики контента и отношений с авторами, которые сами были готовы заплатить за появление статьи в «правильном» научном журнале. Монополия престижных изданий оказалась гораздо более устойчивой, чем 15 лет назад казалось исследователям-романтикам, мечтавшим о революции на рынке научных изданий. Проблеме престижа в науке посвящена, в частности, статья С. Тотоси де Зепетника и Дж. Джиа «Электронные журналы, престиж и экономика академического журнального издания»¹.

Известный учёный из престижного университета публикуется в ведущем журнале, делая практически непреодолимым порог вхождения для молодых талантов, полагают авторы.

Проблема, однако, не только в том, что статьи слишком дороги. Всё гораздо хуже. Система крепостных стен вокруг подписных журналов не позволяет найти их тем, кто использует наиболее популярные инструменты поиска, а модель распространения таких изданий не даёт возможности обеспечить знакомство с их материалами широкой аудитории. При этом в «журналистских» изданиях редакция продюсирует те или иные публикации, тратит деньги на корреспондентов, организует расследования и на этом основании вполне оправданно ограничивает доступ к материалам изданий для тех, кто оплатил номер, подписку или купил статью. В случае с научными журналами гонорары учёным платят не издания, а университеты и фонды, которые, как правило, рассчитывают на максимально широкое распространение информации о результатах исследований — но именно этого современная научно-издательская индустрия, похоже, добиться не может. Если бы не пираты, вероятно, она была бы ещё менее эффективной.

Движение за открытый доступ к результатам научных исследований в известном смысле родилось вместе с Интернетом, потому что только Сеть дала возможность снять технологические барьеры, препятствующие широкому распространению научной информации, без серьёзных расходов со стороны издателя и в обход традиционных институтов памяти, таких как библиотеки. Сегодня многие учёные уверены: какие бы препятствия ни стояли на пути открытого доступа к знаниям, он всё равно неизбежен, ведь Всемирная сеть была создана как проект, основанный «на подходе, согласно которому научная информация должна быть бесплатно доступна каждому»².

Действительно, движение к открытости, медленное, но неумолимое, приносит свои плоды: с 2012 г., спустя 10 лет после Будапештской инициативы открытого доступа³, Еврокомиссия опубликовала свои Рекомендации⁴, официально провозгласившие открытую науку одним из ключевых инструментов развития ЕС.

С 2014 г. в рамках программы Horizon 2020 ведётся работа по реализации этой политики, требующей доступа не только к текстам научных статей, но и к данным, используемым при проведении исследований. И это, пожалуй, один из наиболее важных вопросов, которые мы в России упускаем в разговоре об открытом доступе: недостаточно создать сеть открытых журналов или «зелёных» репозиториев. Открытая наука может и должна в корне изменить принципы научной коммуникации, стать платформой для инноваций, способной использовать все возможности цифровой среды, тех инструментов новых медиа, которые недоступны традиционной издательской индустрии.

В этом контексте крайне важным является возможность проявления эффектов новых медиа в научной коммуникации: информационной сверхпроводимости и суперкомпетенций⁵.

Понятие информационной сверхпроводимости, сформулированное впервые в 2003 г. в докладе фонда Rambler, определяется по аналогии с эффектом электрической сверхпроводимости как возможность транслировать энергию (в данном случае — информацию) без сопротивления и препятствий. Существенную роль, согласно выводам более позднего исследования, в создании этого медиаэффекта применительно к научным текстам играет правовой статус произведения (открытые лицензии) и доступ к полному тексту произведения, в том числе для индексации поисковыми системами и обмена ссылками в социальных медиа⁶.

Медиаэффект суперкомпетенции был описан позже в одном из исследований Ассоциации интернет-издателей, и до сих пор, вероятно, о нём можно говорить как о гипотезе. В условиях закрытой среды, когда каждый специалист получает информацию, касающуюся только его темы, потенциал формирования инновационной инфраструктуры весьма ограничен, так как прорывы возникают в основном в результате пересечения идей из разных областей, их синергии, обеспечивающей переосмысление общепринятого представления о чём-то⁷.

Это и есть эффект суперкомпетенций, порождаемых конвергенцией знаний и профессиональных навыков из разных областей. В случае если среда обладает свойством информационной сверхпроводимости, появляются условия для стихийного проявления такого эффекта. При этом слагаемые успеха в данном случае — не только «коллективный разум» новых медиа, но и искусственный интеллект, который проявлен сегодня в качестве постоянно действующих систем и алгоритмов, помогающих подбирать интересующую учёных информацию, ссылки — по контексту и т.д.

ОСТРАЯ НЕХВАТКА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА

Однако сейчас, несмотря на развитие технологий, мы крайне далеки от подобного качественного скачка. Недоступной для интернет-пользователей остаётся не только информация о передовых научных исследованиях, но даже произведения, составляющие наше культурное наследие. Традиционная издательская индустрия не справляется с воспроизведением культурной памяти, и такая ситуация характерна не только для России.

Для иллюстрации этой проблемы мы обычно используем результаты двух очень показательных исследований. Первое проведено в Университете Иллинойса профессором Полом Хилдом в 2013 г. В статье How Copyright Keeps Works Disappeared⁸ довольно убедительно показано, что американские издатели предпочитают не иметь дела с произведениями, защищёнными авторским правом (за исключением новинок), об этом свидетельствует провал с 1930 по 1990 г. в статистике переизданий книг (рис. 1).

Таким образом, можно сказать, что для американцев практически не существует всего XX в. (срок охраны авторских прав в США составляет 95 лет).

В России статистика выглядит ещё более удручающей: книги, опубликованные до XXI в., практически не переиздаются (рис. 2). Приведённый график — результат исследования, проведённого В.В. Харитоновым в 2016 г. для книги «Информационная сверхпроводимость: авторское право как инструмент развития»⁶.

В таких условиях сложно серьёзно говорить об инновациях, ведь общество, не помнящее своей истории и культуры, сосредоточено в первую очередь на воспроизводстве того, что уже есть. Здесь коренится и проблема плагиата: в условиях информационного голодания ничего не остаётся, кроме как бесконечно пересказывать доступные источники. Изменить ситуацию к лучшему можно довольно быстро при условии использования новых технологий и правовых инструментов, на которых основана концепция открытого доступа к научному знанию.

ПОЛИТИКА ОТКРЫТОГО ДОСТУПА

Одна из главных проблем правового невежества — смешение понятий «открытый» и «бесплатный», которые на самом деле в корне различны. И если на заре Интернета, игнорировавшего авторское право, эта ошибка была допустима, то сейчас, в условиях повсеместных жёстких антипиратских мер, необходимо чётко видеть границу между контентом свободным и доступным для прочтения. Описанные особенности хорошо объяснены в статье «Открытый доступ в академическом издании»⁹: бесплатный доступ даёт возможность лишь для безвозмездного ознакомления с произведением, однако запрещает какие-либо манипуляции с текстом: републикацию, переработку, перевод, включение в базы данных, индексацию сторонними ресурсами и т.д.

Свободный открытый доступ обеспечивается за счёт публикации под одной из открытых лицензий, возможность дальнейшего использования произведения зависит от настроек выбранного типа лицензии. Особенно важными сейчас представляются такие параметры открытости, как машиночитаемость и постоянство доступа (к этому вопросу ещё вернёмся).

Если же обратиться к типологии собственного открытого доступа в академической сфере, можно выделить следующие его типы:

· «золотой», который требует публикации в журнале открытого доступа, т.е. открытость произведения обеспечивается немедленно, без какой-либо задержки;

· «зелёный» — размещение в репозитории открытого доступа пре- или постпринта статьи, вне зависимости от того, в каком журнале она была опубликована.

Сложность этого пути в том, что многие издатели разрешают размещать статьи в открытых репозиториях только по истечении срока эмбарго, составляющего в среднем от 6 до 12 месяцев (однако может быть и больше).

Существуют также другие вариации, в частности в отношении научных журналов, которые могут предлагать немедленную публикацию по «золотому» пути в подписном издании — в последнем случае оно будет названо «гибридным». Также недавно в научном мире получил распространение термин «платиновый доступ», который бесплатен для автора и финансирующей его организации, однако его выделение в качестве специальной категории остаётся спорным: термин лишь частично указывает на бизнес-модель, а по статистике DOAJ, взимают плату за публикацию (Article Processing Charge, или APC) менее 1/3 журналов открытого доступа.

Своё наименование получил и пиратский способ предоставления доступа к статьям — в продолжение метафоры с морскими грабителями он был окрещён чёрным. Однако по большому счёту определение открытого доступа неприменимо к пиратскому контенту, так как он выходит за рамки правового поля.

Есть также мнение, что тип открытого доступа должен определяться не по пути публикации результатов исследования, а по набору ограничений лицензии. Таким образом, имея семь типов открытых лицензий Creative Commons¹⁰ (именно линейка CC в основном используется в науке), мы можем говорить о семи типах открытого доступа: CCBY, CC BY-NC, CCBY-SA, CC BY-NCSA, CCBY-ND, CCBY-NC-ND и CC0 (аналогично правовому режиму общественного достояния).

Однако лицензии Creative Commons — не единственный подобный инструмент, поэтому настроек может быть больше (как соответственно и типов открытого доступа).

НОВАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ МОДА

Европейская программа Horizon 2020, которая уже упоминалась ранее, утверждает необходимость более широкого подхода к открытой науке, подразделяя её на три основные составляющие: открытый доступ к результатам исследований, публикацию данных, на которых они основаны, и открытое обсуждение результатов научной деятельности, в частности открытое рецензирование и использование альтернативных научных метрик.

Для реализации обозначенных в документе целей важную роль играет инфраструктура, которая была создана за полтора десятилетия. Её ключевые объекты обозначены в Руководстве по открытому доступу в рамках программы Horizon 2020¹¹.

Основными базами репозиториев, в которых можно разместить статью, являются The Open Access Infrastructure for Research in Europe (OpenAIRE), Registry of Open Access Repositories (ROAR) и Directory of Open Access Repositories (OpenDOAR). В качестве сервисов для размещения данных исследований рекомендуется использовать репозитории, зарегистрированные в Registry of Research Data Repositories, а также платформы Databib и Zenodo (последняя позволяет связать опубликованную статью с данными).

В Руководстве также обозначены предпочтительные правовые инструменты: CCBY или CC0. Типы лицензирования были выбраны в соответствии со стремлением к максимальной открытости: Creative Commons Attribution при этом лучше применять к статьям, а аналог общественного достояния — к использованным при проведении исследования данным.

Особое внимание уделено системам идентификации; для учёных рекомендуется использовать идентификатор автора ORCID, а для произведений — DOI, причём в качестве предпочтительного оператора для последнего указан DataCite, а не Crossref, что, вероятно, обусловлено низким уровнем цен первого сервиса.

Противники открытого доступа часто обвиняют активистов движения в желании всё у всех отобрать и поделить, и европейский пример служит хорошей иллюстрацией к несостоятельности подобных нападок. Учёным оставлена максимальная свобода выбора платформ и инструментов, а также возможность исходить из реальных обстоятельств, выбирая публикацию в открытом доступе или патентование разработки, которая потенциально может быть коммерциализирована (о необходимости внедрения такого подхода в России, кстати, говорил директор Департамента науки и технологий Минобрануки России Сергей Матвеев)¹².

Однако, обращаясь к вопросу о международной инфраструктуре научной информации, нельзя забывать о Google Scholar, социальных сетях Research Gate и Academia.edu, а также о сервисе Unpaywall, легально расширяющем доступ к научному знанию. И конечно же, миллионы исследователей в России и мире продолжают использовать Sci-Hub, хотя после событий осени текущего года стало очевидно, что ни о какой стабильности доступа здесь говорить не приходится: основательница сервиса готова отключить его в любой момент по своей воле.

РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ И НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

В России открытый доступ по-прежнему остаётся в поле скорее разговоров, чем действий. Пока самым успешным проектом в сфере открытой науки остаётся независимая электронная библиотека, созданная силами трёх энтузиастов и разросшаяся в один из крупнейших проектов Рунета. Речь, конечно, о «КиберЛенинке», которая сейчас планирует расширять сферу свой специализации, а также стремится выйти на международный рынок и составить конкуренцию ResearchGate и Academia.edu.

Значительную роль в распространении практики использования российскими журналами лицензии Creative Commons сыграла платформа Elpub, на которой работает уже более 130 журналов «золотого» открытого доступа. В остальном гораздо более частой остаётся ситуация, при которой публикуемые в журнале статьи доступны в Интернете, однако условия использования и распространения произведений либо не указаны, либо ограничены туманной формулировкой вроде «При полном или частичном использовании материалов ссылка на источник обязательна».

Подтолкнуть коллег к активным действиям два раза пытался Белгородский государственный университет (кстати, до сих пор единственная в России организация, подписавшая Берлинскую декларацию об открытом доступе к научному и гуманитарному знанию), однако его усилия и Белгородская декларация об открытом доступе остались практически не замеченными.

В этом смысле велика разница между активностью европейских учёных и абсолютной пассивностью российских. Например, Ассоциация университетов Нидерландов, сформированная усилиями 14 вузов, добилась новых условий работы с большинством ведущих международных издателей, одной из последних побед стал договор с Cambridge University Press. Цель новых соглашений — обеспечить условия для публикации результатов исследований голландских учёных в открытом доступе за счёт бюджетов на подписку. Не менее впечатляющей выглядит работа немецкого консорциума DEAL (более 60 университетов), который идёт в том же направлении, что и коллеги из Нидерландов. Иногда приходится предпринимать радикальные шаги (так, в конце 2016 г. консорциум объявил бойкот Elsevier), однако исследователи уверены в необходимости перемен и решительно стоят на своём (и стоит признать, в условиях наличия Sci-Hub делать это стало несколько проще).

Открытый доступ проходит красной нитью через большинство докладов на ключевых для российских научного и библиотечного сообществ конференциях, организуемых НП «НЭИКОН» и ГПНТБ России. Однако пока до решительных действий «снизу» не доходит и все продолжают ждать слова Минобрнауки России, будто следуя китайской пословице «Первая ласточка всегда погибает». Российские издатели сетуют, что с открытым доступом они лишатся последнего куска хлеба, а исследователи говорят, что не смогут публиковаться в открытом доступе без появления специальной статьи на оплату APC в грантах на исследования, которая является реальной ценой размещения статьи в «золотом» открытом доступе. Ведущие научные организации и университеты, чей голос мог бы громко прозвучать, предпочитают оставаться с оплаченной государством подпиской и пользоваться своим преимуществом в доступе к информации. Однако без публикации в открытом доступе даже созданные на базе этих информационных массивов статьи их исследователей недобирают по цитированию, ведь они недоступны студентам и молодым учёным.

Так мы и воплощаем полюбившийся россиянам образ «ждуна», хотя общая позиция и небольшие действия со стороны каждого из участников могли бы сыграть решающую роль в общем деле перехода к открытой науке. Университеты и научные организации могли бы как минимум обеспечить информирование сотрудников о необходимости и преимуществах размещения результатов исследований в открытом доступе, найти способ поощрять учёных, например через учёт открыто опубликованных материалов при выдаче грантов на проведение исследований. А также озаботиться созданием собственных «зелёных» репозиториев с их обязательной интеграцией с существующими агрегаторами или прибегнуть к помощи таких ресурсов, как «КиберЛенинка» и «Научный корреспондент».

За этим могут последовать и более серьёзные шаги: ограничение публикации статей в журналах, политика которых не позволяет размещать материалы в открытом доступе по истечении срока эмбарго, участие в организованных переговорах с издателями об обеспечении возможности открытой публикации статей российских учёных в открытом доступе в комплекте с национальной и/или институциональной подпиской; перевод собственных научных журналов на открытые лицензии (CC BY/CC BY-NC) и создание новых журналов открытого доступа… Однако лучше всего к научной коммуникации в режиме открытого доступа будущих учёных могла бы подготовить публикация в открытом доступе квалификационных работ всех уровней на условиях CC BY или CC BY-NC. Конечно, всё это требует более согласованной позиции в вопросах информационного обеспечения науки и образования, а также методической поддержки и обмена опытом между организациями.

Решением могло бы стать создание координационного центра, пользующегося доверием и поддержкой всего сообщества, а также полномочиями со стороны государства, которые позволили бы объединению вести серьёзные переговоры с зарубежными издателями. Пока продолжается соревнование в одном из любимых в России видов спорта — ждать и жаловаться, ничего не изменится. Сейчас крупнейшим объединением научных библиотек является НП «НЭИКОН», и, если члены консорциума смогут сформировать общую программу действий и следовать ей, открытая наука могла бы из европейской мечты стать российской действительностью в самой короткой перспективе.

Тем не менее больших успехов можно добиться даже без институциональной поддержки, если проблемой доступности научных материалов озаботятся сами авторы. Набор действий очень простой: выбор журнала для публикации статьи с учётом дальнейших возможностей её распространения, а также условий публикации — с предпочтением журналов сопоставимого уровня с меньшим APC или более коротким сроком эмбарго. Важно также расширять практику депонирования вместе с научными статьями и препринтами исходных данных и материалов исследований (вне зависимости от режима доступа к статье в журнале). При этом необходимы как корректное описание объектов при депонировании с обязательным указанием правового статуса, так и распространение информации об открытом доступе и пропаганда практики публикации на основе открытых лицензий среди коллег и студентов.

И конечно, нельзя не сказать о том, чего мы все так ждём от государства для скорейшего перехода в новый прекрасный мир (этот список самый длинный):

1) принять новую государственную политику по переходу к открытой науке, в частности установить открытые лицензии в качестве стандарта в научной коммуникации;

2) ввести обязательное требование публикации результатов исследований российских учёных, проведённых за счёт государства, в открытом доступе (за редкими исключениями для тем и произведений, связанных с государственной, служебной или коммерческой тайной);

3) принять публикацию в открытом доступе как форму внедрения результатов научных работ и исследований, не предусматривающих патентования и регистрации прав;

4) обеспечить учёт средств, необходимых для оплаты APC, в грантовых исследовательских программах;

5) предусмотреть открытый доступ к научным статьям как условие для оператора национальной подписки;

6) разработать новую систему оценки результатов научной деятельности, обеспечивающую более объективный подход и стимулирование открытого доступа;

7) содействовать созданию и развитию новых технологических платформ, практик и проектов, облегчающих и ускоряющих открытую публикацию научных статей и материалов исследований, а также поиск материалов, в частности запустить программы финансирования со стороны государственных фондов;

8) ввести требование по использованию международных стандартов описания различных типов объектов, стандартов идентификации и обязательного резервирования объектов, а также протоколов передачи данных для разных элементов инфраструктуры открытого доступа, их интероперабельности;

9) проводить конкурсы исследований и квалификационных работ, опубликованных в открытом доступе;

10) оказать административную и финансовую поддержку инициатив университетов, библиотек, архивов и музеев, авторов и издателей по переводу научной коммуникации в режим открытого доступа.

В контексте таких перемен не лишним будет задуматься и о реформе авторского права: как уже было сказано, проблема начинается с доступа к общественному достоянию, нашей общей культурной памяти. Её нельзя упускать из виду, если мы действительно стремимся к развитию страны.

ПРАВО ЧИТАТЕЛЯ

Предложения по реформе государственной политики в сфере авторского права и общественного достояния изложены в сборнике «Общественное достояние»¹³, подготовленном Ассоциацией интернет-издателей ещё в 2016 г.

В качестве одной из ключевых проблем в предложениях обозначен негативный характер определения общественного достояния и отношения к нему со стороны правовой системы и в рамках государственной культурной политики. Смысл этого утверждения в том, что произведения, вышедшие из-под охраны, оказываются бесхозными. Для России, к сожалению, характерен этот подход: общее равно ничьё, т.е. никому вроде как не нужное. Государству же следовало бы уделять больше внимания сохранению и распространению знаний и культурных ценностей, которые по определению должны быть доступны обществу.

Частью той же проблемы является вопрос о «сиротских» произведениях, авторов и правообладателей которых невозможно установить, что в большинстве случаев делает невозможным и расчёт срока перехода произведений в общественное достояние. Цитируем упомянутые предложения: «...огромный массив нашей культуры находится в “серой зоне”, порождённой самой современной системой авторского права, не только предоставляющей автору полные права по использованию его произведений, но и вменяющей это вправо в качестве исключительной ответственности. Например, без явного разрешения автора произведение использовать нельзя, а в его отсутствие такое разрешение получить невозможно. По разным оценкам, большая часть фондов крупнейших мировых библиотек — именно такие “сиротские” произведения»¹⁴.

Для начала необходимо определить статус «сиротских» произведений в нормативно-правовых документах и разработать процедуры, обеспечивающие признание объекта интеллектуальной собственности относящимся к этой категории. Для этого можно использовать богатый зарубежный опыт, а также идеи российских юристов, в частности Анатолия Семёнова, предлагающего использовать страхование ответственности в качестве инструмента легализации «сиротского» контента.

Государство также должно обеспечивать невозможность приватизации общественного достояния и возобновления прав на то, что уже вышло из-под охраны. В частности, требует отмены ретроактивная защита советского наследия, противоречащая даже Бернской конвенции, а также нуждается в изменении регулирование музейной деятельности. Возвращаемся к предложениям: «Статья 36 Федерального закона от 26 мая 1996 г. № 54-ФЗ “О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации” предоставляет музеям исключительные права не только на обнародование (право первой публикации), но и на воспроизведение предметов и коллекций, что фактически делает музеи самыми крупными в стране правообладателями произведений общественного достояния (для подавляющей части произведений искусства из музейных коллекций срок охраны исключительных прав их настоящих авторов давно истёк), которыми они, однако, пользуются на монопольной основе. Таким образом, имеет место повторное получение исключительных прав, которые по своим масштабам и воздействию являются совершенно аналогичными исключительным правам авторов и прямо противоречат свободному характеру использования произведений общественного достояния».

В заключение отметим, что самым значимым и разумным вкладом государства в собственное развитие стала бы передача в открытый доступ тех произведений науки и культуры, которые были созданы за государственный счёт. Соответствующую поправку стоило бы ввести в Гражданский кодекс РФ, навсегда решив множество сопутствующих проблем, связанных с качеством выполнения проектов и исследований государственными организациями.

Однако общественное достояние нуждается не только в законодательном регулировании; необходима также техническая поддержка, т.е. идентификация и надёжное хранение массивов произведений в нестабильной цифровой среде. Государство уже пыталось решить эту задачу за счёт ряда государственных контрактов, однако ни один из проектов не получился пока по-настоящему успешным. Альтернативой такому подходу может быть общественный проект, поддержка которого гарантируется вовлечённостью нескольких независимых структур, видящих свою миссию в обеспечении доступа к знаниям и культурным ценностям. Именно так по инициативе Ассоциации интернет-издателей и на средства президентского гранта в рамках проекта «Ноосфера.Запуск» была создана Федеральная резервная система банков знания (ФРС БЗ).

Призванная решить задачи идентификации и резервного хранения произведений, она была запущена в марте 2017 г. Ассоциацией интернет-издателей в партнёрстве с НП «НЭИКОН», АНО «Инфокультура», НП «Викимедиа РУ», Библиотекой Мошкова, интернет-изданием «Частный корреспондент» и платформой для открытой публикации «Научный корреспондент». В настоящее время к системе подключилось уже 10 участников, в реестре зарегистрировано более 1 млн произведений, однако предстоит ещё большая работа по упорядочиванию открытых массивов и привлечению новых участников, готовых делиться знаниями в открытом доступе.

Время покажет, станет ли ФРС БЗ новым направлением проекта по развитию цифровой экономики в России, однако нет никаких сомнений в том, что без создания и внедрения открытой общественной информационной инфраструктуры мы не сможем справиться с главными проблемами нашей эпохи — беспамятством и неравенством. Чтобы перейти к накоплению человеческого капитала, который является не только одним из главных условий развития инноваций, но и ключевым фактором, определяющим способность общества к развитию, нам необходимо каким-то образом реализовать потенциал новых медиа по хранению знаний и культурных ценностей в режиме открытого доступа, развивать открытую науку как новое общественное движение.

Примечания

Zepetnek T., Jia J. Electronic Journals, Prestige, and the Economics of Academic Journal Publishing // CLCWeb: Comparative Literature and Culture. – 2014 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.lib.purdue.edu/cgi/viewcontent.cgi?art...

2. WorldWideWeb – Summary [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://info.cern.ch/hypertext/WWW/Summary.html .

3. Budapest Open Access Initiative [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.budapestopenaccessinitiative.org/ .

4. EUR-Lex. Access to European Union Law [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/... .

5. 5. Засурский И. Информационная сверхпроводимость и суперкомпетенции // Частный корреспондент [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.chaskor.ru/article/informatsionnaya_sverhprovo... .

6. Засурский И., Харитонов В. Информационная сверхпроводимость: авторское право как инструмент развития. – М.: Ваш формат, 2016 г. – 200 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://nauchkor.ru/pubs/informatsionnaya-sverhprov... .

7. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ. под науч. ред. О.И. Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 608 с.

8. Heald, Paul J., How Copyright Keeps Works Disappeared (July 5, 2013). – Illinois Program in Law, Behavior and Social Science Paper. – № LBSS14-07; Illinois Public Law Research Paper. – № 13–54 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2290181 .

9. The Open Access Landscape in Scientific Publishing. 09.07.2015. URL: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://blog.polygrant.com/post/123659374020/the-op... .

10. О лицензиях // CreativeCommons [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://creativecommons.org/licenses .

11. H2020 Programme. Guidelines to the Rules on Open Access to Scientific Publications and Open Access to Research Data in Horizon 2020. Version 3.2 21 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ec.europa.eu/research/participants/data/ref... .

12. Неисчерпаемый ресурс // Частный корреспондент [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.chaskor.ru/article/neischerpaemyj_resurs_39789 .

13. Засурский И., Козловский С., Харитонов В.. Предложения по реформе государственной политики в сфере общественного достояния // Общественное достояние. Как открыть доступ к культуре и знаниям: сборник / под ред. И. Засурского и В. Харитонова. – М., Екатеринбург: Ассоциация интернет-издателей, «Кабинетный учёный». – С. 7–18 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://nauchkor.ru/pubs/obschestvennoe-dostoyanie-... .

14. Засурский И., Козловский С., Харитонов В. Предложения по реформе государственной политики в сфере общественного достояния // Общественное достояние. Как открыть доступ к культуре и знаниям: сборник / под ред. И. Засурского и В. Харитонова. — М., Екатеринбург: Ассоциация интернет-издателей, «Кабинетный учёный». – с. 12 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://nauchkor.ru/pubs/obschestvennoe-dostoyanie-... .


Автор: Иван Засурский, Наталия Трищенко, unkniga.ru

  0  

Источник: chaskor.ru,unkniga.ru

Поделиться c друзьями: